ЦБ №4 ВКонтакте ЦБ №4 Одноклассники

8-800-234-34-34

8-499-754-07-15

МЫ ОТКРЫТЫ ДЛЯ ВСЕХ!

История

В Рузском районе немало красивых и памятных мест. Одно из них – село Покровское–Шереметево. Известно, что оно принадлежало потомкам известного государственного деятеля петровского времени фельдмаршала Шереметева.

Село Покровское перешло в род Шереметевых как приданное жены Шереметева Лопухиной. Затем фельдмаршал передал Покровское своему сыну Петру Владимировичу, а затем по наследству Покровское досталось уже его сыну Василию Петровичу Шереметеву и его жене Надежде Николаевне Тютчевой-Шереметевой, тетке известного поэта. Они были владельцами поместья в конце XVIII и первой половине XIX века.

Именно этот период является самым значительным в истории села Покровского. В это время Покровское становится настоящим очагом культуры. Его хозяйка Надежда Николаевна Тютчева-Шереметева отличалась большим умом и интеллектом. Она любила литературу, театр, музыку. При ней в Покровском был организован театр крепостных актеров, домашний оркестр. Здесь впервые показала незаурядное дарование музыкальная семья Булаховых, часто гостившая у Шереметевых. Друзьями Надежды Николаевны были Жуковский и Гоголь (она вела с ними дружескую переписку), здесь часто гостил будущий знаменитый поэт Ф.И. Тютчев.

С Покровским связаны и имена участников Декабрьского восстания 1825 года.

Сын Василия Петровича и Надежды Николаевны Алексей Васильевич Шереметев состоял в Союзе Благоденствия и поддерживал тесные связи с декабристами. События 14 декабря 1825 года застали его в Москве, где он служил в армии. Его попытка совместно с М.А. Фонвизиным поднять московский гарнизон в помощь восставшим в Петербурге не увенчалась успехом. Мятеж был подавлен. Шереметеву посчастливилось – он был всего лишь выслан в родное поместье Покровское под надзор полиции, снятый лишь в 1830 году. С 1830 по 1843 год он, живя в Покровском, работал в Рузском уезде в земельном комитете «посредником полюбовного межевания», не прекращая и в это время связей со ссыльными друзьями-декабристами.

Современники отмечали душевность и отзывчивость Алексея Васильевича Шереметева. Он понимал крестьян, умел с ними говорить, многим помогал. Чуткость, душевность, неприятие насилия передались ему от родителей. Из собственных угодий А.В. Шереметев безвозмездно выделил Рузскому земству землю под строительство больницы, построил богадельню для престарелых.

Эти порядки и отношения были необычны для того времени и вызывали опасения у некоторых соседей, поскольку владельцы Покровского «различия не делали чинам и положениям».

Не менее близко был связан с Покровским и один из виднейших революционеров, декабрист Иван Дмитриевич Якушкин. После свадьбы с сестрой А.В. Шереметева – Анастасией Васильевной – в ноябре 1822 года молодые почти безвыездно жили в имении тещи.

События 1825 года были предопределены в судьбе И.Д. Якушкина. Будучи совсем молодым юношей, он был в числе зачинщиков батареи Раевского в грозный 1812 год, где проявил чудеса храбрости и был награжден Георгиевским крестом. Девятнадцатилетним юношей вместе с друзьями П.Я. Чаадаевым и братьями Муравьевыми-Апостолами дошел до Парижа.

Вернувшись в Россию в 1814 году, он, как и многие его соратники, остро чувствовал несправедливость самодержавия, противоестественность крепостного права. Вместе с С. Трубецким, Ф. Глинкой Якушкин был одним из учредителей «Союза спасения», активным членом «Союза благоденствия» и «Северного союза». В 1817 году он разрабатывал план покушения на царя Александра I. Именно общность интересов и устремлений сблизила И.Д. Якушкина с А.В. Шереметевым, которая затем переросла в крепкую дружбу.

В дни декабрьского восстания 1825 года И.Д. Якушкин был в Москве и призывал войска перейти на сторону декабристов. Восстание было подавлено. 10 января 1826 года Иван Дмитриевич Якушкин был арестован. Первый допрос вел генерал Левашов в присутствии царя Николая I. На все вопросы, касающиеся организации восстания, Якушкин отвечал молчанием. Он был приговорен к смертной казни, но 10 июля 1826 года приговор был пересмотрен, и смертную казнь заменили каторгой на 20 лет с последующим поселением в Сибири.

Надежда Николаевна Шереметева знала о причастности своего зятя и сына к революционным делам. По свидетельству современников перед декабрьскими событиями 1825 года она «спешно поручает своему управляющему в определенном месте покровского дома выломать половицы и сжечь хранящиеся там бумаги» декабриста Якушкина.

Сразу же после ареста И.Д. Якушкина его жена и теща написали прошение на имя Николая I о разрешении свидания с арестованным, а затем и о разрешении поехать вслед за ним в Сибирь. Но желанного «высочайшего разрешения» не последовало, и Анастасия Васильевна Шереметева-Якушкина вынуждена была остаться в Покровском.

Иван Дмитриевич Якушкин был отправлен по этапу вместе с другими декабристами в далекий сибирский Ялтуровск.

Он оказался наиболее энергичным и деятельным среди товарищей. В 1842 году он, наконец, добился разрешения открыть школу для мальчиков, а в 1846 году в память о своей супруге, открыл школу для девочек. Это была первая женская школа во всей Сибири, доступная детям всех сословий. Программы обучения составлял лично И.Д Якушкин, щедро делился своими знаниями с уездными учителями.

В конце 1856 года Иван Дмитриевич Якушкин по амнистии возвращается в Москву. Он пробыл в ссылке 30 лет! Его жена Анастасия Васильевна к этому времени уже умерла. Ей было всего 39 лет. Они так и не встретились. Лишь нежные письма и не угасший огонь любви помогали каждому переносить тяготы столь долгой разлуки.

Анастасии Васильевне Шереметевой было всего 16 лет, когда она вышла замуж за И.Д. Якушкина. Получив домашнее образование, она в совершенстве знала французский, любила литературу, увлекалась музыкой. Годы, прожитые вместе, были счастливыми, так как это был брак по любви, а не по расчету, как свидетельствуют современники. Две попытки воссоединиться с мужем предприняла Анастасия Васильевна, но их встрече не суждено было состояться. «Она готова была отдать все, что у нее было, чтобы помочь нуждающемуся. Все люди были для нее равны, все были близкие. Она одинаково обращалась со всеми, был ли то богач, знатный человек или нищий, ко всем она относилась одинаково. Ее глубоко возмущало всякое насилие, она высказывалась горячо и просто, с кем бы ей ни приходилось говорить…» Так писал в своих воспоминаниях о Анастасии Васильевне Шереметевой-Якушкиной ее сын Евгений.

С Покровским тесно связана жизнь члена Союза благоденствия Семена Егоровича Раича (1792-1855г.г.), поступившего в 1810 году «в Рузский земский суд канцеляристом» и продолжавшего эту службу до 1815 года. В этот период будущий декабрист часто бывает в Покровском, куда его в конце 1810 года рекомендовали «рузской помещице Н.Н Шереметевой в качестве домашнего учителя».

Будущий член Союза благоденствия обучал будущего декабриста-единомышленника Алексея Васильевича Шереметева. Лишь вспыхнувшая в 1812 году Отечественная война ненадолго оторвала С.Е. Раича от Покровского, откуда он уехал «на войну» урядником в набираемый полк. Но военная карьера Раича не состоялась. Ополченцы уже были набраны и он опять возвращается в Покровское. Затем Раич переезжает в качестве учителя к родному брату Надежды Николаевны Шереметевой И.Н. Тютчеву. В доме Тютчева Раич становится воспитателем и учителем будущего известного поэта Ф.И. Тютчева, но Покровское не забывает, продолжая бывать тут уже на правах друга семьи.

Вскоре С.Е. Раич сближается с видными декабристами:

В.К. Кюхельбекером, В.П. Титовым, Н.В. Путятой, П.И. Калошиным. Его свободолюбивые идеи находили понимание и поддержку у друзей и соратников и, конечно, наложили отпечаток на формирование характера и мировоззрения А.В. Шереметева.

Покровская усадьба сохранила отпечаток интересов и вкусов семьи Шереметевых. Спланирована она была в общем по правилам классицизма. Вначале это был деревянный дом, просторный, но затейливый; сориентирован не с севера на юг, по традиции, а с запада на восток. С одной стороны его окружала роща десятин в двенадцать, спускавшаяся к реке, а с другой – большой столетний сад. В начале XIX века Шереметевы задумали построить новый дом. Однако это случилось лишь в 50-х годах. Алексей Васильевич Шереметев построил новый дом «каменный, красного кирпича, неоштукатуренный, с железной крышей». Был он, как и прежний, удобный, с просторными и высокими комнатами, но без затейливых украшений. В первом этаже размещались гостиная, кабинеты, столовая, биллиардная. Планировка второго этажа предусматривала несколько отдельных помещений для отдыха, спальни. Рядом стояли многочисленные службы.

Дом Шереметевых сохранился до наших дней. Это центральная часть здания больницы. Левое и правое крыло, а также третий этаж, были пристроены уже в советское время. Остались на территории усадьбы и две служебные постройки.

От прежней роскошной рощи уцелело несколько вековых лип, которые, словно боясь гибели, стоят рядом, протянув ветки друг к другу. В тени деревьев «притихли» пруды, на одном из которых небольшой островок с высокими деревьями, мощные корни которых оплетают берега острова. Они молча хранят тайны былого.

На краю села, западнее усадьбы, сохранился в первоначальном виде самый значительный памятник – это церковь. Построена она была в 1818 году. Церковь стоит на виду, у дороги, словно приветствуя каждого, кто подъезжает к селу.

Традиционная трехчастная композиция церкви с основным храмом, трапезной и колокольней, расположенными на одной оси, уравновешена и компактна. Широко расставленные колонны портиков, невысокая световая ротонда, покрытая уплощенным куполом, делают ее чуть-чуть тяжеловесной, под стать архитектурному стилю усадьбы Шереметевых.

Скромный декор, очевидно, удовлетворял вкусам владельцев поместья, их пристрастию к удобству и прочности, без лишнего украшательства. Внушительному внешнему облику храма соответствует интерьер, который при первом взгляде может показаться довольно тесным. Это ощущение усиливают две пары низких приземистых колонн, поддерживающих световую ротонду. Но впечатление меняется при взгляде вверх. Свет, льющийся из многочисленных окон, освещал настенную роспись и иконостас, к сожалению не сохранившийся до наших дней.

Высокий подклет был использован как мавзолей, в который с юга ведет вход, оформленный в виде маленького храмика. В нем покоится семья декабриста, представителя старинного рода Шереметевых.

Последними владельцами Покровского были сын, а затем внук известного первооткрывателя «Слова о полку Игореве» В.И. и В.В. Мусины-Пушкины. Последний покинул Покровское в связи с октябрьскими событиями 1917 года.

До начала Великой Отечественной войны в усадьбе Шереметевых располагался дом престарелых и инвалидов. В годы войны он был эвакуирован.

В 1946 году на его базе было создано подсобное хозяйство для ЦКБ № 1 МПС (сад, парники, скотный двор), которое снабжало своей продукцией московскую больницу.

Осенью 1947 года здесь была организована больница для детей-железнодорожников, страдающих костно-суставным туберкулезом.

Первым главным врачом была И.Я. Доментий, которая много сделала для организации лечебного процесса, укрепления кадрового и материально-технического обеспечения больницы. В этот период организуется рентгеновский кабинет, операционная, гипсовочный кабинет, лаборатории. В больнице работала школа, где больные дети могли полноценно учиться.

Затем по мере снижения заболеваемости туберкулезом и возникновения огромных вспышек полиомиелита, больница из туберкулезной в 1968 году преобразована в ортопедо-хирургическую. Больница называлась Детской ортопедо-хирургической больницей восстановительного лечения. Она имела всероссийский статус.

Для обеспечения высокого уровня медицинского обслуживания в больницу приглашаются консультанты из различных медицинских учреждений г.Москвы.

В разные годы это были: первая женщина профессор-ортопед Е.К. Никифорова, ученица академика В.Д. Чаклина профессор Е.А. Абальмасова, доктор медицинских наук А.М. Миронов, академик М.В. Волков, профессор С.М. Журавлев, профессор В.Л. Андрианов, профессор П.Я. Фищенко, профессор Г.С. Юмашев, профессор А.П. Бережный, профессор В.А. Моргун.

С 2005 года это Центральная больница № 4 ОАО «РЖД»

Обратный звонок
Услуги и цены
present_to_all